Танцы со звездами.

15 октября начнется второй тур молодежного проекта «Танцы со звездами». Напомним, в проекте, стартовавшем в мае, кроме профессиональных танцоров приняли участие  известные в общественно-политической и культурной жизни Сыктывкара люди. Одной из танцевальных «звезд» стал заслуженный артист РК, солист театра оперы и балета, обладатель удивительного баритона Михаил Журков.

 

— Михаил, расскажите, как вы стали участником проекта?

— В «Танцы со звездами» я попал не случайно. Мне всегда нравилось танцевать, более того — одно время я даже занимался бальными танцами. В 90-х годах в Инте проводился конкурс «Зажигательная ламбада». Тогда победителем стать не удалось, но я был признан самым элегантным и галантным партнером. А в первом туре проекта «Танцы со звездами» наша пара победила. Второй тур, который состоится уже совсем скоро, будет сложнее. Если весной мы танцевали вальс, сейчас предстоит научиться румбе. Попутно, кстати, осенью запускается проект «Песни со звездами». Правда уже не меня будут учить, а мне предстоит выступить в роли «учителя».

Подобные проекты для меня — это своеобразная проверка своих сил и возможностей. А кроме этого — надо же хоть на что-то отвлекаться. Уже 8 сезон я пою в театре и в последнее время стал ловить себя на мысли, что живу только для театра и практически в театре. А когда же  для себя? Словами это передать сложно. Ведь я целенаправленно шел к тому, чем занимаюсь сейчас, и во всем этом и есть я.

— В газетах писали, что в детстве вы хотели стать эстрадным певцом, а оперное пение не любили, называли «ором» и выключали радио. Это действительно так?

Всегда мечтал стать певцом, но никак не думал, что оперным. Я родился в Смоленске в семье простых рабочих. Потом переехал с родителями в Инту. С раннего детства у меня отмечали хорошие вокальные данные и пророчили большое певческое будущее. Уже заканчивая школу, я участвовал в конкурсе вокалистов на приз Ольги Сосновской, стал лауреатом. Именно этот конкурс и решил мою дальнейшую судьбу. Я всерьез задумался о классическом музыкальном образовании.

— И вы поступили в музыкальное училище?..

— Да, в республиканское училище искусств (ныне колледж) на вокальное отделение. Учеба давалась непросто. В отличие от большинства студентов у меня не было за плечами музыкальной школы, только занятия вокалом в хоре интинского Дома Пионеров и уроки музыки в школе. Я даже не знал нот.

В училище у меня был замечательный педагог, заслуженный учитель и народный артист Республики Коми Сергей Павлович Марков. Он сумел не только привить любовь к вокальной музыке, но стал авторитетом и кумиром. Сам он многие годы пел на лучших оперных сценах нашей страны. Хотелось хоть немного стать похожим на него и его именитых учеников.

— После училища вы поступили в Нижегородскую государственную консерваторию имени М.Глинки, после которой приехали работать обратно в Сыктывкар, в Государственный Театр оперы и балета Республики Коми…

— Я учился на кафедре «Сольного пения и оперной подготовки» в классе профессора А.М. Седова. После первой сессии  приехал в Сыктывкар. Меня, как ребенка, практически за руку привели на прослушивание в театр. Я понравился, и это очень льстило. Но представление о работе в оперном театре было очень смутным. Было огромное желание стать солистом-вокалистом, но совершенно не было осознания того, насколько это трудно, какая это большая ответственность. На пятом курсе меня пригласили в оперную труппу нашего театра в качестве солиста-стажера. Было безумно интересно проверить себя, смогу ли я. Смогу ли я петь большие оперные партии, хватит ли навыков… Уже вскоре состоялся мой оперный дебют в партии Онегина, которая и сегодня является одной из лучших в моем репертуаре.

— Не смущало то, что приходится возвращаться в провинцию? Все-таки Сыктывкар далек от столиц.

— Да просто ни в Москву, ни в Питер не позвали (смеется). Хотя приглашения из других театров были: из Нижегородского, Астраханского, Ивановского. В Сыктывкаре для меня на тот момент были более выгодные условия. К тому же я мог продолжать совершенствоваться у своего первого учителя пения. Кроме того мне очень импонировал репертуар театра, на сцене которого ставятся и идут настоящие классические «полотна». На сегодняшний день в моем «багаже» 18 больших партий оперного и опереточного репертуара.

— Есть любимая роль?

— Мне нравятся все мои партии и роли. Есть и фавориты — это Онегин и Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини. Есть и партии, к которым по прошествии нескольких сезонов, не хочется возвращаться. Просто потому что, это уже или еще не мое. Когда ты — начинающий артист, ты берешься буквально за все, потому что элементарно нужен сценический и певческий опыт. Сейчас стараюсь выбирать то, что соответствует природе моего голоса — лирического баритона. Хотелось бы больше исполнять партии в стиле «bel canto” (с итальянского — «красивое пение» — прим.), мастерами которого являются итальянские композиторы В. Беллини, Г. Доницетти.

— Что самое приятное в работе певца?

Как бы банально это ни прозвучало, но для меня самое приятное видеть, когда создаваемые мной сценические образы (вокально и актерски), «трогают» людей, задевают струнки их души. Все чаще после спектаклей подходят зрители с искренней благодарностью Некоторые, впервые попав на оперный спектакль, открывают для себя нечто новое, удивительное. Это приносит мне огромную радость и дает стимул. В такие моменты я чувствую, что голос — это Дар Божий. Один искусствовед в своей статье написала как-то, что мой голос «мягкого, теплого тембра, рождает ощущение некой звуковой чистоты и обладает целительной силой». Такая оценка дорогого стоит.

— А что самое сложное?

— Самое сложное оставаться самим собой. Оставаться верным себе. Соответствовать тому уровню, которого ты уже достиг, и идти дальше. Иногда это бывает очень непросто. В силу того, что мы живем в реальном мире, а музыка — это нечто неземное, то, что не терпит суеты.

— Не секрет, что молодое поколение относится к театру, а тем более оперному театру, насторожено. Более того, большая часть молодежи вообще не любит оперу. Что можно сделать для того, чтобы популяризовать этот вид искусства?

— Опера никогда не была массовым жанром. Непопулярность оперных спектаклей у молодежи объяснить можно в первую очередь недостатком знаний и, следовательно, отсутствием интереса. Конечно, классика — музыка для очень определенных слушателей, ценителей. Сегодня складывается такая ситуация, что даже этому кругу сложно угодить. Поэтому нужно искать новые пути привлечения зрителя, создать такие условия, при которых зрителю хотелось бы вернуться в оперный театр. Чем привлекать?.. В первую очередь, очень важно оригинальное сценическое решение спектакля и, безусловно, хорошая режиссерская работа. Но прежде всего нужны певцы, обладающие полным комплексом артистов оперного театра: сценической внешностью, фактурой, актерскими навыками, ну и, конечно же, голосом. И здесь нельзя отпираться стереотипом, что мы всегда можем пригласить певцов из Москвы или Петербурга. У нас в республике были и есть талантливые вокалисты. Только их нужно наконец-то увидеть и услышать.

Евгения ГАБОВА

Фото из архива Михаила Журкова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

*