Сыктывкар. История репрессий (продолжение)

25 ноября прошла первая лекция проекта «Уличный университет» под названием «История политических репрессий Сыктывкара», которую провёл на улицах столицы Коми председатель республиканского фонда «Покаяние», историк Михаил Рогачёв. Представляем вам вторую, заключительную часть его лекции.

Здание МВД по РК. Улица Кирова, 38.

«Есть свидетельства, что именно в тюрьме, расположенной в этом здании, проводились расстрелы. Там немного приговоров приводилось в исполнение, потому что убивать в центре города власть позволить себе не могла. Хотя место это довольно безлюдное, к тому же, дома образуют глухой угол, из-за которого ничего не увидишь. Точно известно, что в этом месте расстреляли двух священников. Дочь одного из них рассказала мне, где был убит ее отец. В то время она была девочкой и из Усть-Выми пешком носила передачи папе. Представляете 10-12-летнего ребёнка, преодолевающего путь в 150 километров?

Эту часть здания, с колоннами, начали строить перед Великой Отечественной войной. К тому времени ОГПУ было ликвидировано (в 1934 году), а вместо него был создан монстр под названием НКВД – Народный комиссариат внутренних дел. НКВД того времени – это не современное МВД. Он впитал в себя всё: милиция составляла всего лишь одно управление, бывшее ОГПУ заведовало политическим управлением, все лагеря, созданные с 1929 года, тоже подчинялись НКВД. ГУЛАГ – Главное управление лагерей – имело полное название «ГУЛАГ НКВД СССР». А весь огромный республиканский аппарат был сосредоточен в Сыктывкаре, в этом месте.

В подвале этого здания тоже сохранились камеры предварительного заключения, но уже послевоенные. Здесь же хранится и огромный архив следственных дел политзаключённых. Когда-то нас, историков, допускали туда, но сейчас доступ к архивным делам закрыт для всех, кроме родственников осуждённых.

Памятный камень на улице Кирова.

Политические репрессии были двух видов: судебные и административные. Административные – это ссылка и высылка на спецпоселение. Высылок было много: кулацкая ссылка тридцатого года, польская ссылка, украинская ссылка… Все спецпоселенцы (а их было больше ста тысяч) прибывали в посёлки по всей республике через Усть-Сысольск. Точнее, через бывшую городскую пристань. Сейчас там стоит небольшой мемориальный камень памяти тех, кто отправлялся с этого причала на войну.

У этого камня своеобразная судьба. Считается, что он установлен обществом «Сыктывкар», хотя, вообще-то, камень – «мемориальский». Это закладной камень памятника жертвам политических репрессий. Когда поставили сам памятник, камень куда-то загадочным образом пропал. Каково же было наше изумление, когда он появился здесь, и уже с другой табличкой!

Но вернёмся к политрепрессиям. По улице Кирова всех спецпоселенцев гнали дальше, за город и распределяли по посёлкам. Никакой железной дороги не было, поэтому людям приходилось идти пешком. Не все выдерживали ссылку, например, из 40 тысяч кулацких поселенцев через пару лет остались 18 тысяч. Куда делись остальные, история умалчивает.

Когда хочется тепла и уюта дома, то лучшим решением будет камин. Одна из важных его составляющих — дымоход. Купить дымоход в Москве вы можете на сайте: http://pechimax.ru/ Воплотите свою мечту в реальность.

Мемориал «Жертвам политических репрессий». Перекрёсток улиц Кирова и Домны Каликовой.

Здесь мы поговорим о ещё одной печальной странице нашей истории под названием «лагеря». Коми край в 30-е годы становится самым крупным лагерным регионом страны. В разные годы у нас действовали 17 лагерей. Первый из них появился в Усть-Сысольске. Это вообще первый в Союзе лагерь УСевЛОН – Управления северных лагерей особого назначения. Его заключённые строили железную дорогу, которая сейчас не существует. Это «мёртвая» дорога, которая должна была идти из Усть-Сысольска на посёлок Пинюг (Кировская область – прим. ред.), то есть по трассе нынешнего шоссе на Киров.

Сейчас мы с вами стоим на месте бывшей городской тюрьмы, которая существовала с XIX века до начала 1970-х годов. Наполняемость её доходила до 500 человек. Собственно говоря, преемственность сохранилась: на месте тюрьмы находятся СИЗО, архив МВД со документами по спецпоселенцам, управление Федеральной службы исполнения наказаний (по-старому – ГУЛАГ), ОМОН – в общем, все 33 удовольствия.

На месте памятника стояла тюремная Благовещенская церковь. Но церковь быстренько закрыли, усевлоновцы превратили её в первый лагпункт. Потом лагпункт снесли и перенесли его на место нынешнего национального архива на улице Первомайской.

Памятник задуман и как мемориал, и как православная часовня. Поэтому он поставлен по православному канону: вход находится на западе.

Памятник посвящён всем лагерям и заключённым республики. Он начинается с панно Неверова, которое называется «Расколотая вера» (или «Ночной арест»). Обратите внимание: над фигурой мужчины в центре – расколотый герб – это не брак, а авторская задумка. Панно выполнено в композиции распятия. Арестом коммуниста скульптор хотел показать всё противоречие ситуации: помимо мужчины, изображены жена и ребёнок, а у ребёнка в руке – орден Боевого Красного знамени. То есть речь идёт об уничтожении человека, который был искренне предан советской власти и имел определённые заслуги перед страной.

На плитах сбоку от рельефов – списки всех лагерей Коми АССР, сгруппированные по производственному признаку. Мелкие названия – это крупнейшие лагпункты. Все лагпункты перечислить невозможно, потому что их было огромное количество. Крупные названия – лагеря. Если вы обойдёте часовню по кругу, то сможете помянуть все политлагеря, где отбывали наказание заключённые Республики Коми.

Этот памятник, автор которого – Анатолий Неверов, открыт в 2000 году. Было опасение, что его испохабят. Десять лет всё было нормально, но вот, пару лет назад какие-то вандалы сбили несколько букв и обломали часть с венком. В этом году всё было исправлено, и опять кто-то сдвинул венок с места. 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий мы собирались здесь, и всё было нормально… Сейчас мы уже ничего не можем поправить – примерзло…

Крышка памятника открывается. Под него подложили землю со всех лагерей республики. Люди специально везли её из Воркуты, Печоры, Инты, Емвы.

На стенах внутри часовни – имена всех политических заключённых, которые удалось найти в архивах. Каждое из имён написано здесь только по одному разу. Грузинские, еврейские, польские, немецкие, корейские, русские имена расположены в алфавитном порядке. Мы их взяли из мартиролога «Покаяние». Так получилось, что в православной часовне теперь есть Эвальт, Эдвард, Шева, Шариф, Ким Су Эн…

Сложилась традиция, по которой приезжающие родные бывших заключённых прикладывают руку к имени осуждённого и три раза бьют в колокол. 30 октября каждый год, уже двенадцать лет подряд, на этой площадке собираются люди, чтобы помянуть своих родных и всех политзаключённых.

Вместо заключения

Сколько людей прошло через лагеря Коми республики – мы не можем сказать, потому что архивы сейчас закрыты».

Лекцию Михаила Рогачёвазаписал Алексей БОРОВЕНКОВ
Фото Ивана ФЕДОСЕЕВА

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

*